действительно нечто магическое - завалить высушенной спермой галактику Андромеда, простой народ поправил свое правительство. Их коллективное подсознание объявило, что настало время вытащить на свет божий последнее магичское слово. Они стояли на том, что "сперму" бесполезно запускать в другую галактику. Подойдет только "джиззум". Поэтому Правительство стало употреблять это слово, и даже сделало то, чего никогда не делало раньше - стандартизировало его произношение.

Человек, берущий интервью у сенатора Сноупса, попросил его встать, чтобы все смогли хорошеньго разглядеть его гульфик. В те времена они были в большой моде, и многие мужчины носили гульфики в форме ракеты, в честь Большого Космического Трахания. На корпусе ракеты обычно помещали буквы "США". Однако на гульфике сенатора Сноупса были изображены Звезды и Полосы федерации.

Это перевело разговор на геральдику в целом, и интервьюер напомнил сенатору о возглавляемой им кампании по удалению орла из американского герба. Сенатор пояснил, что не желает, чтобы его страну представляла птица, у которой в нынешние времена на серьезное дело явно кишка тонка.

Спрошенный о животном, у которого, по его мению, кишка н н_е тонка, сенатор назвал целых два: минога и дождевой червь. Но, как не было ведомо ни ему, ни кому-либо другому, миноги решили, что Великие Озера стали чересчур отвратительными и ядовитыми даже для н и х. И пока люди сидели по домам, наблюдая за Большим Космическим Траханием, миноги выползли из тины и выбрались на берег. Некотороые из них были столь же длинны и толсты, как и "Артур Ч. Кларк".

И Грэйс Хублер отвела мокрые глаза от того, что читала, и задала шерифу вопрос, который тот страшился услышать: - Что же заставило ее т а к поступить с нами? "

Шериф ответил ей, и тоже зарыдал над жестокой Судьбой. - Это самая ужасная обязанность из тех, что мне довелось исполнять, - сказал он, всхлипывая, - сообщать столь душераздирающие новости таким близким друзьям, как вы - да еще в ночь, котоая должна стать самой веселой ночью в истории человечества.

Он вышел на улицу, продолжая рыдать, и угодил прямо в пасть миноге. Та мгновенно его проглотила, но он успел вскрикнуть. Дуэйн и Грэйс Хублеры помчались на улицу посмотреть, изза чего крик, и минога слопала и их.

И каой оказалось иронией, что телевизор продолжал передавать предстартовый отсчет даже тогда, когда они уже не могли его ни видеть, ни слышать, и вообще им все было уже пофиг.

"Девять", - произнес голос. Потом "восемь". Потом "семь". И так далее.

(с) 1990 перевод с английского А. Новикова

(с) 1972 Big Space Fuck by Kurt Vonnegut


назад