На экране телевизора появился пожилой астронавт. Он сказал, что, конечно же, хотел бы отправиться туда, куда полетит его джиззум. Но вместо этого ему придется сидеть дома наедине с вомпоминаниями и стаканом "Тэнга". "Тэнг" считался официальным напитком астронавтов. Это был сублимированный апельсиновый сок.

- Может, у тебя и нет двух миллионов лет, - сказал Дуэйн, - но пять минут наверняка найдутся. Садись, старый хрыч.

- Вообще-то я пришел по такому делу, - сказал шериф, позволяя грусти появиться на лице, - которое я обычно исполняю стоя.

Дуэйн и Грэйс были искренне озадачены. Они не имели ни малейшего представления о том, что их ожидает. А произошло вот что: шериф вручил каждому по экземпляру судебной повестки и сказал: - Мой печальный долг сообщить вам, что ваша дочь, Вэнда Джун, обвиняет вас в том, что вы разрушили всю ее жизнь, когда она была ребенком.

Дуэйн и Грэйс сидели, словно пораженные громом. Они знали, что Вянде Джун сейчас двадцать один год, но они, разумеется, и думать не думали, что она это сделает. Сейчас она жила в Нью-Йорке, и поздравляя ее по телефону с днем рождения, Грэйс даже сказала: - Знаешь, птичка ты наша ощипанная, ты теперь можешь подать на нас в суд, если захочешь


назад далее