_знаю,_с_какой_целью_они_вмешивались_в_наши_дела._

   _Они_направляли_все_наши_действия_так,_чтобы_мы_доставили_

_запасную_часть_посланцу_с_Тральфамадора,_который_совершил_

_вынужденную_посадку_здесь,_на_Титане._

   Румфорд указал на юного Хроно.

   - Она у вас, молодой человек,- сказал он.- Она у вас в

кармане. Вы носите в кармане высший смысл всей истории Земли, ее

завершение. В вашем кармане лежит вещь, которую, каждый землянин

старался найти и доставить так самоотверженно, так истово, так

отчаянно, путем проб и ошибок - не жалея жизни.

   Из пальца Румфорда, укоризненно направленного на юного Хроно,

с шипеньем вырос побег электрического разряда.

   - Та штучка, которую вы называете своим талисманом,- сказал

Румфорд,- и есть запасная часть, которой тральфамадорский гонец

дожидается долгие годы!

   - А гонец,- сказал Румфорд,- это то существо, похожее на

мандарин, которое сейчас прячется за стеной. Его зовут Сэло. Я

надеялся, что посланник позволит человечеству хоть краешком

глаза взглянуть на послание, которое он несет,- ведь

человечество только и делало, что старалось ему помочь, К

сожалению, ему дан приказ никому не показывать послание. А так

как он просто машина, то, будучи машиной, выполняет приказания

буквально и нарушать их не может.

   - Я вежливо попросил его показать мне послание,- сказал

Румфорд.- И он категорически отказался.

   Плюющаяся искрами веточка электричества, пробившаяся из

пальца Румфорда, стала расти, обвила Румфорда спиралью. Румфорд

пренебрежительно посмотрел на спираль.

   - Кажется, начинается,- сказал он о спирали.

   Так оно и было. Спираль слегка сдвинула витки, словно присела

в реверансе. Потом она начала вращаться вокруг Румфорда, окружая

его плотным коконом из зеленого света.

   Вращаясь, она еле слышна потрескивала.

   - Единственное, что мне остается сказать,- донесся из кокона

голос Румфорда,- я по мере сил своих старался нести своей родной

Земле только добро, хотя исполнял волю Тральфамадора, которой

никто не в силах противиться.

   - Может статься, что теперь, когда эта деталь доставлена

тральфамадорскому гонцу, Тральфамадор наконец-то оставит Землю в

покое. Может быть, род человеческий наконец-то сможет свободно

развиваться, следуя собственным побуждениям,- ведь люди не знали

свободы тысячелетиями.- Он чихнул.- Поразительно, как земляне

ухитрились все-таки добиться таких успехов,- сказал он.

   Зеленый кокон оторвался от каменных плит, завис над куполом.

   - Вспоминайте меня как джентльмена из Ньюпорта, с Земли, из

Солнечной системы,- сказал Румфорд. Он говорил с прежней

безмятежностью, примирившись с собой и считая себя по меньшей

мере равным любому существу, которое ему встретится где бы то^ни

было.

   - Говоря пунктуально,- донесся из кокона певучий тенор

Румфорда,- прощайте!

   Кокон, в котором был Румфорд, исчез с легким хлопком -

_пфють!_

   Никто и никогда больше не видел ни Румфорда, ни его пса.

   Старый Сэло ворвался во двор как раз в тот момент, когда

Румфорд исчез вместе с коконом.

   Маленький тральфамадорец был вне себя от горя. Он сорвал

висевшее у него на шее послание со стальной ленты, превратив в

присоску одну из своих ног. Одна нога у него до сих пор

оставалась присоской, и в ней он держал послание.

   Он взглянул вверх - туда, где только что висел кокон.

   -Скип!- возопил он к небу.- Скип! Послание! Я прочту тебе

послание! _Послание!_Скииииииииииииип!_

   Голова Сэло перекувыркнулась в кардановом подвесе.

   - Его нет,- сказал он убитым голосом. И шепотом повторил: -

Нет его...

   - Машина?- сказал Сэло. Он говорил с запинкой, обращаясь не

столько к Константу, Беатрисе и Хроно, сколько к самому себе.-

Да, я машина, и весь мой народ - машины,- сказал он.- Меня

спроектировали и собрали, не жалея затрат, с превеликим тщанием

и мастерством, чтобы я стал надежной, абсолютно точной, вечной

машиной. Я - лучшая машина, какую сумели сделать мои сородичи.

   - А какая машина из меня вышла?- спросил Сэло.

   -_Надежная?_- сказал он.- Они надеялись, что я донесу мое

послание до места назначения запечатанным - а я сорвал все

печати, я его вскрыл.

   -_Абсолютно_точная?_-сказал он.- Теперь, когда я потерял

своего лучшего, единственного друга во всей Вселенной, я еле

ноги таскаю, мне теперь через травинку переступить - все равно

что прыгнуть через пик Румфорда.

   -_Отлично_действующая?_ Да после того, как я двести тысяч лет

кряду смотрел на то, что творится на Земле, я стал непостоянным

и сентиментальным, как самая глупая школьница на земном шаре.

   -_Вечная?_- мрачно сказал он.- Это мы еще посмотрим.

   Он положил послание, которое так долго хранил, на пустой

бледно-лиловый шезлонг Румфорда.

   - Вот оно, друг,- сказал он Румфорду, оставшемуся только в

его памяти,- пусть оно принесет тебе радость и утешение. Пусть

твоя радость будет так же велика, как страдания твоего старого

друга Сэло. Чтобы отдать тебе послание - пусть даже слишком

поздно,- твой друг Сэло поднял бунт против самой сути своего

существа, против своего естества - я ведь машина.

   - Ты потребовал от машины невозможного,- сказал Сэло,- и

машина совершила невозможное.

   - Машина перестала быть машиной,- сказал Сэло.- Контакты

съела ржавчина, ориентация нарушена, в контурах короткие

замыкания, а механизмы вышли из строя. В голове у машины полная

неразбериха, голова у нее лопается от мыслей - гудит и

раскаляется от мыслей о любви, чести, достоинстве, правах,

совершенствовании, чистоте, независимости...

   Старый Сэло взял посланное кресла Румфорда. Послание было

написано на тоненьком алюминиевом квадратике. Послание состояло

из одной-единственной точки.

   - Хотите узнать, как меня использовали, в жертву чему

принесли всю мою жизнь?- сказал он.- Хотите услышать, в чем

заключается послание, которое я нес почти полмиллиона земных лет

- и которое я должен нести еще восемнадцать миллионов лет?

   Он протянул к ним ногу - присоску, на которой лежал

алюминиевый квадратик.

   - Точка,- сказал он.

   - Точка,- и больше ничего,- сказал он.

   - Точка на тральфамадорском языке,- сказал старый Сэло,-

означает...

   - ПРИВЕТ!

   Маленькая машина с Тральфамадора, доставив послание самому

себе, Константу, Беатрисе и Хроно - на расстояние ста пятидесяти

тысяч световых лет,- внезапно бросилась бежать вон со двора, к

берегу моря.

   Там Сэло покончил с собой. Он сам себя разобрал и расшвырял

детали по всему берегу.

   Хроно вышел на берег, в задумчивости принялся расхаживать

среди разбросанных деталей Сэло. Хроно всегда знал, что его

талисман обладает чудодейственной силой и сверхъестественным

значением.

   Он всегда догадывался, что когда-нибудь какое-нибудь высшее

существо явится и предъявит права на талисман, как на свою

собственность. Так уж устроены самые могущественные талисманы -

человек всегда получает их только на время.

   Люди просто берегут их, пользуются их силой, пока не приходят

высшие существа, настоящие хозяева талисманов.

   Хроно никогда не мучился ощущением тщетности и бестолковости

всего происходящего.

   Для него все и всегда было в полном порядке.

   И сам мальчик был частью этого совершенного, полного порядка.

   Он вынул из кармана свой талисман и без малейшего сожаления

уронил его на песок, бросил его среди разбросанных по песку

деталей Сэло.

   Рано или поздно магические силы Вселенной снова соберут все,

как надо,- Хроно в это верил.

   Магические силы все всегда приводили в порядок.