смотрит, никто не увидит и не поймет. А во-вторых, Констант не

нашел в своем сердце ни капли ненависти.

   Он готовился скрежетать зубами - а вместо этого разинул рот,

как деревенский простак,- разинул рот, как деревенщина, при виде

человека, больного ужасной, смертельной болезнью.

   Уинстон Найлс Румфорд, полностью материализованный, лежал на

спине в своем бледно-лиловом шезлонге на берегу бассейна. Его

немигающие глаза глядели прямо в небо, они казались незрячими.

   Тонкая рука свешивалась с кресла, а в слабых пальцах висела

цепь-удавка Казака, космического пса.

   Удавка была пустая.

   Взрыв на Солнце разлучил человека с его собакой.

   Если бы Вселенная была основана на милосердии, она позволила

бы человеку и его собаке остаться вместе.

   Но Вселенная, в которой жили Уинстон Найлс Румфорд и его пес,

не была основана на милосердии. Казак отправился впереди своего

хозяина выполнять великую миссию - в никуда и в ничто.

   Казак с воем исчез в облаке озона и зловещем сверканье

огненных языков, со звуком, похожим на гудение пчелиного роя.

   Румфорд выпустил из пальцев пустую удавку. Эта цепочка

воплощала мертвенность - она упала с невнятным звуком, легла