Беатриса, похожая на королеву-цыганку, застыла у подножия

статуи, изображавшей молодого студента-физика. На первый взгляд

казалось, что этот облаченный в белый лабораторный халат ученый

служит верой и правдой только истине, и только ей одной. С

первого взгляда каждый верил, что он добивается только правды и

радуется только ей, восхищенно вглядываясь в пробирку, которую

держит в руках. На первый взгляд можно было поверить, что он

выше низменных, животных страстей рода человеческого, как и

гармониумы в пещерах Меркурия. Перед зрителем, на первый взгляд,

стоял юноща, свободный от тщеславия, от алчности,- и зритель

принимал всерьез надпись, которую Сэло вырезал на пьедестале:

"_Открытие_мощи_атома_".

   Как вдруг зритель замечал, что молодой человек находится в

состоянии крайнего полового возбуждения.

   Беатриса этого пока еще не заметила.

   Юный Хроно, темнокожий и таящий угрозу, под стать своей

матери, уже приступил к первому акту вандализма - по крайней

мере, он пытался совершить надругательство над искусством. Хроно

норовил нацарапать грязное земное ругательство на пьедестале

статуи, к которой он прислонился. Он старался нацарапать его