любезностью,- ты что-то говорил?

   - Что?- еле слышно сказал Сэло.

   - Ты что-то говорил - или собирался сказать,- ответил

Румфорд. Только капли пота на висках напоминали о том, что он

пережил настоящую пытку. Он вставил сигарету в длинный костяной

мундштук, закурил, выдвинул вперед нижнюю челюсть, так что

мундштук вместе с сигаретой встал торчком.

   - Нас не прервут еще три минуты,- сказал он.- Так ты говорил?

   Сэло пришлось сделать усилие, чтобы вспомнить, о чем они

говорили. А стоило ему вспомнить, как его охватило отчаяние.

Случилось самое страшное. Очевидно, Румфорд не только узнал всю

правду о влиянии Тральфамадора на события на Земле - этого было

более чем достаточно, чтобы рассердить его,- но Румфорд,

очевидно, считал, что и сам он - одна из главных жертв этого

влияния.

   У Сэло время от времени мелькало тревожное подозрение, что

Румфорд находится под влиянием Тральфамадора, но он спешил

выбросить эту мысль из головывсе равно он был бессилен что-либо

изменить. Он даже и говорить об этом не решался - любой разговор

об этом с Румфордом навеки погубил бы их прекрасную дружбу. Сэло

попытался выяснить, хотя и очень неловко, знает ли Румфорд всю