это запах озона. Но он не мог понять, откуда тут мог взяться

озон.

   В пепельнице рядом с креслом Румфорда все еще дымилась

сигарета, так что Румфорд, как видно, только что встал и вышел.

   - Скип!  Казак! - позвал  Сэло. Странно - ведь Румфорд всегда

дремал в своем кресле, а Казак всегда дремал рядом. Человек и

пес по большей части сидели здесь, возле бассейна, получая

сигналы от всех своих двойников, разбросанных в пространстве и

времени. Румфорд обычно сидел в кресле не двигаясь, опустив

усталую, вялую руку, зарывшись пальцами в густую итерсть Казака.

А Казак обычно повизгивал и дергал лапами во сне.

   Сэло взглянул на дно прямоугольного бассейна. Сквозь

восьмифутовыи слой воды он увидел на дне трех сирен Титана -

трех прекрасных женщин, которыми так давно соблазняли

похотливого Малаки Константа.

   Их сделал Сэло из титанического торфа. Только они из всех

миллионов статуй, созданных Сэло, были раскрашены. Их пришлось

раскрасить, чтобы они не затерялись среди восточной роскоши,

царившей во дворце Румфорда.

   - Скип?- снова окликнул Сэло.

   На зов откликнулся Казак, космический пес. Казак вышел из

дворца, купол и минареты которого отражались в бассейне. Казак