если он попадет в хроно-синкластический инфундибулум, а Румфорд

без оглядки швырнул свой корабль прямо в центр воронки - это

была уже доблесть, без дураков.

   Попробуем сравнить два контраста Малаки Константа из

Голливуда и Уинстона Найлса Румфорда из Ньюпорта и Вечности.

   Во всем, что бы ни делал Румфорд, был СТИЛЬ, и все

человечество от этого выигрывало и казалось лучше.

   А Малакн Констант всегда вел себя, как СТИЛЯГА - агрессивный,

крикливый, ребячливый, расточительный,- что не делало чести ни

ему самому, ни роду человеческому.

   Константа так и распирала храбрость - только не-

невротической ее не назовешь. Если он когда-нибудь проявлял

храбрость, то чаще всего кому-то назло или потому, что с детства

ему вбили в голову: трусят одни слабаки.

   Когда Констант услышал от Румфорда, что ему предстоит быть

спаренным с женой Румфорда на Марсе, он не мог смотреть в глаза

Румфорду и перевел взгляд на стеллажи с бренными останками,

занимавшие одну из сотен. Констант крепко сцепил пальцы, чтобы

унять дрожь.

   Констант несколько раз откашлялся. Потом он тоненько

засвистел, прижав кончик языка к небу. Короче говоря, он вел

себя, как человек, который старается перетерпеть острую боль,