задумался, роясь в памяти. Он не был уверен, что казнь

состоялась на самом деле.

   - Я - кажется, что-то припоминаю,- сказал Констант.

   - Так вот - человек, которого вы задушили, и был ваш лучший,

самый дорогой друг, Стоуни Стивенсон,- сказал Уинстон Найлс

Румфорд.

   Малаки Констант лез наверх по золоченой лестнице и плакал. Он

приостановился на полпути, и тогда голос Румфорда снова загремел

в громкоговорителях.

   - Ну как, чувствуете теперь живой интерес к происходящему,

мистер Констант? - окликнул его Румфорд.

   Да, мистер Констант чувствовал живой интерес. Он постиг всю

глубину собственного ничтожества и с горьким одобрением отнесся

бы к любому, кто считал, что он заслужил самое суровое

наказание, и поделом.

   А когда он добрался до самого верха, Румфорд сказал, чтобы он

не закрывал входной люк - за ним идут его жена и сын.

   Констант присел на пороге своего космического корабля, у

последней ступеньки лестницы, и слышал, как Румфорд читает

проповедь о смуглой подруге Константа, об одноглазой женщине с

золотыми зубами по имени Би. Констант не прислушивался к словам.

Перед его взглядом разворачивалась неизмеримо более

значительная, куда более утешительная проповедь - вид с высоты