сказал он.

   На этот раз никто не смеялся, не танцевал и не пел, но

присутствующим явно пришлись по душе слова Звездного Странника.

Головы высоко поднялись, глаза широко раскрылись, ноздри

раздувались. Но никуо не кричал, потому что всем хотелось

услышать все, что скажут Румфорд и Звездный Странник, до

последнего словца.

   - Жертва цепи несчастных случайностей, вот как?- сказал

Румфорд сверху, из кроны дерева.- А какую из этих случайностей

вы назвали бы самой значительной?

   Звездный Странник наклонил голову набок.

   - Надо подумать,- сказал он.

   - Я вас избавлю от труда,- сказал Румфорд.- Самое главное

несчастье, которое с вами стряслось,- то, что вы родились на

свет. А не хотите ли, чтобы я вам сказал, как вас назвали, когда

вы родились на свет?

   Звездный Странник замялся на мгновение, испугавшись, что

испортит так прекрасно начавшуюся карьеру героя торжеств и

празднеств каким-нибудь неверным словом.

   - Пожалуйста, скажите,- отозвался он.

   - Вас назвали Малаки Констант,- объявил Румфорд с вершины

дерева.

   Если толпа вообще может быть до какой-то степени хорошей,

толпу, собравшуюся в Ньюпорте ради Уинстона Найлса Румфорда,

можно назвать хорошей толпой. Они не превращались в