что он был четко ограничен в течение по меньшей мере двух

столетий, и эти границы отчетливо видны любому, кто что-нибудь

смыслит в определениях. Из небольшого класса, к которому

принадлежал Румфорд, вышла десятая часть американских

президентов, четверть путешеотвенников-первопроходцев, треть

губернаторов восточного побережья, половина ученых-орнитологов,

три четверти великих американских яхтсменов и практически все

жертвователи средств на содержание Гранд-оперы. В этом классе

отмечается поразительное отсутствие шарлатанов, если не считать

шарлатанов политических. Но политическое шарлатанство было всего

лишь средством для завоевания важных постов - и никогда не

касалось частной жизни. Добившись поста, представители этого

класса, почти без исключения, становились на редкость честными и

надежными людьми.

   И если Румфорд ставил в вину марсианам то, что они разводили

людей, как разводят породистый скот, то ведь он обвинял их в

том, что практиковал его собственный класс. Сила его класса в

известной степени объяснилась разумными финансовыми операциями -

но она куда больше зависела от браков, заключенных с циничным