попытался выключиться. Когда это ему не удалось, он стал

изрыгать грязно-желтый дым.

   Дым становился все гуще, все ядовитей, так что Дядьку

пришлось проглотить дышарик и применить шлиманновскую

дыхательную методику..

   Потом пилот-навигатор издал басовитый, вибрирующий органный

звук и навсегда отключился, умер.

   Теперь о взлете думать было нечего. Смерть пилота-навигатора

означала смерть всего корабля.

   Дядек пробрался сквозь клубы дыма к иллюминатору и выглянул.

   Он увидел пожарную машину. Машина, ломая кустарник,

пробивалась к космическому кораблю. На ней гроздьями висели

мужчины, женщины, дети - все, как один, вымокшие до нитки, но

радостные и счастливые.

   Впереди пожарной машины шествовал преподобный С. Хорнер

Редуайн. В одной руке он нес лимонно-желтый комбинезон в

пластиковом мешке. В другой - букет только что наломанной

сирени.

   Женщины посылали воздушные поцелуи Дядьку, выглядывающему в

иллюминатор, они поднимали детей, чтобы те посмотрели, какой там

чудесный дяденька. А мужчины, не слезая с пожарной машины,

громко кричали "ура!" в честь Дядька, в честь друг друга, в

честь всего, что попадалось на глаза. Шофер заставил мощный