том, что думать об их словах, что они меня любят. Понимаешь,-

сказал он,- видишь ли,- сказал он,- для тебя это, может, ничего

и не значит. Понимаешь,- сказал он,- видишь ли,- сказал он,-

тебя вообще не просят об этом разговаривать. Понимаешь,- сказал

он,- видишь ли,- сказал он,- эти существа вовсе не набивались

тебе в друзья. Ты не обязан их любить, или понимать, или что-то

о них говорить. Понимаешь,- сказал Боз,- видишь ли,- сказал

Боз,- их послание тебя не касается. Они говорят, что любят меня.

Ты тут ни при чем.

   Он выпустил Дядька и снова отвернулся к детскому комиксу.

Дядька заворожила его широкая, коричневая спина в литых буграх

мускулов. Пока Дядек жил поодаль от Боза, он воображал, что

физически ему ни в чем не уступит. Теперь он понял, какое это

печальное заблуждение.

   Мышцы на спине Боза играли, неторопливо переливались, в

контрапункте с более быстрыми движениями пальцев, листающих

книгу.

   - Ты так много знаешь про ловушки и тому подобное,- сказал

Боз.- А откуда ты знаешь, что нас не ждет ловушка похуже, как

только мы отсюда выберемся?

   Но Дядек не успел ответить-Боз вдруг вспомнил, что оставил

включенный магнитофон без присмотра.