нащупывать местечки, где песня Меркурия особенно аппетитна.

   Отыскав место, где можно попировать на славу, существа

прилепляются к стене, как мокрые обои.

   Никаких систем пищеварения или кровообращения существам не

нужно. Они такие тонкие и плоские, что животворящие вибрации

заставляют трепетать каждую клеточку непосредственно.

   Выделительной системы у этих существ тоже нет.

   Размножаются существа, расслаиваясь. Потомство просто

осыпается с родителя, как перхоть.

   Все они одного пола.

   Каждое существо просто отделяет себе подобных, как чешуйки, и

они похожи как на него, так и на всех других.

   Детства у них практически нет. Каждая чешуйка начинает

расслаиваться через три часа после того, как отслоилась сама.

   Они не знают, что значит достигать зрелости, а потом дряхлеть

и умирать. Они достигают зрелости и живут, так сказать, в полном

расцвете сил, пока Меркурий благоволит петь свою песнь.

   Ни у одного существа нет возможности причинить вред другому,

да и поводов для этого у них нет.

   Им совершенно неведомы голод, зависть, честолюбие, страх,

ярость и похоть. Ни к чему им все это.

   Существа обладают только одним чувством: осязанием.