время войны Марса с Землей - в первый раз сразу же после начала

войны, во второй - в последний день войны Ни он, ни его пес

тогда еще не имели отношения к новой религии. Они были просто

аттракционом для туристов.

   Держатели закладных на румфордовское имение сдали его внаем

организатору платных зрелищ, Мэрлину Т. Лаппу. Лапп продавал

билеты на материализации по доллару за штуку.

   Смотреть-то было почти не на что, кроме материализации и

дематериализации Румфорда и его пса. Румфорд не говорил ни слова

ни с кем, кроме Монкрайфа, дворецкого, да и то шептал ему на

ухо. Он обычно сваливался, как куль, в кресло в Музее Скипа, в

комнате под лестницей. Он мрачно прикрывал одной рукой глаза, а

пальцы другой руки переплетал с цепью-удавкой на шее Казака.

   Румфорда и Казака в программе называли "призраками".

   Снаружи, под окном маленькой комнаты, был построен помост, и

дверь в коридор была снята с петель. Зрители имели возможность

двигаться двумя потоками, успевая бросить взгляд на человека и

собаку, угодивших в хроно-синкластический инфундибулум.

   - Сдается мне, что он не очень-то разговорчив сегодня,

друзья,- привычно вещал Мэрлин Т. Лапп.- Вы поймите - ему есть