Этот человек, как вы догадываетесь, был не кто иной, как

Уинстон Найлс Румфорд. Он был верховным главнокомандующим Марса.

Он вовсе не принадлежал к воздушным десантникам лыжной морской

пехоты. Но он мог свободно выбрать любую форму, какая ему

придется по вкусу, невзирая на то, что другому ради такой

привилегии пришлось бы бог знает что вынести.

   - Дядек,- сказал Румфорд.- Самая грустная любовная драма,

жалостнее которой мне уже не узнать, разыгралась здесь, на

Марсе. Хочешь послушать?

   - В некотором царстве, в некотором государстве,- начал

Румфорд,- жил один человек, которого переправили с Земли на Марс

в летающей тарелке. Он добровольно завербовался в Марсианскую

Армию и уже щеголял в яркой форме подполковника штурмовой пехоты

марсианских войск. Он чувствовал себя по-настоящему элегантным,

потому что на Земле его духовно принижали, и, как всякий духовно

приниженный человек, он полагал, что форма выставляет его в

наилучшем виде.

   - Тогда его еще не подвергали чистке памяти, и антенну ему не

вставляли - но он был таким образцово-лояльным марсианином, что

ему доверили командование космическим кораблем. Вербовщики