пожалуйста, ноздри и уши.

   У каждого рекрута в потном кулаке были зажаты заглушки.

Каждый заткнул себе уши и ноздри.

   Би прошла по рядам, проверяя, хорошо ли заткнуты уши и

ноздри.

   - Так,- сказала она, закончив обход.- Очень хорошо,- сказала

она. Она взяла со стола ролик липкого пластыря.- А теперь я вам

наглядно покажу, что легкие вам совсем не нужны, пока у вас есть

Боевые Дыхательные Рационы - или, как вы скоро будете называть

их по-солдатски,- дышарики.

   Она снова пошла по рядам, отрезая куски лейкопластыря и

заклеивая им рты. Никто не протестовал. А когда она дошла до

конца последней шеренги, ни у кого не осталось щелочки, через

которую мог бы вырваться звук протеста.

   Она засекла время и снова включила музыку. Еще двадцать минут

ей будет нечего делать - надо только следить за изменением цвета

голых торсов, за последними спазмами агонии умирающих легких. В

идеале все тела должны посинеть, затем покраснеть, а потом, на

исходе двадцати минут, снова обрести свои натуральный цвет. А

грудные клетки должны сначала лихорадочно вздыматься, а потом

прекратить борьбу, застыть.

   К концу этой двадцатиминутной пытки каждый новобранец твердо