регулярно принимать дь шарики, и все в порядке.

   В школе, где служила инструктором подруга Дядька, новобранцев

обучали более сложной методике, необходимой для жизни в вакууме

или в ядовитой атмосфере. Одних пилюль тут мало - надо еще

затампонировать уши и ноздри и держать закрытым рот. При

малейшей попытке дышать или говорить может открыться

кровотечение, а потом человек умирает.

   Подруга Дядька была одной из шести инструкторш Школы

шлиманновского дыхания для новобранцев. Она вела занятия в

классе - пустой, выбеленной комнате без окон, площадью в

тридцать на тридцать футов. Вдоль стен были расставлены

скамейки.

   На столе посередине комнаты стоял столик, а на нем - таз с

дышариками, таз с заглушками для ушей и ноздрей, ролик

лейкопластыря, ножницы и портативный магнитофон. Магнитофон

нужен был для того, чтобы слушать музыку, когда приходилась

подолгу ничего не делать, выжидая, пока природа сделает свое

дело.

   Сейчас настал как раз такой период. Класс только что

наглотался дышариков. Студентам оставалось только неподвижно

сидеть на скамейках и дожидаться, пока кислород дойдет до их

тонких кишок.

   Музыка, которую они слушали, была недавно пиратским образом