_что_пришло_в_голову_вам,_двум_пьянчугам_этаким..._

   А самое главное, что пришло в голову двум пьянчугам, то, что

всем на Марсе на самом деле заправляет рослый, любезный,

улыбающийся человек с высоким певучим тенором, по пятам за

которым ходит громадный пес. Как сообщалось в адресованном

Дядьку письме, этот человек с собакой появляется на тайных

советах настоящих командиров примерно раз в сто дней.

   В письме об этом не говорилось, потому что автор этого не

знал, но человек с собакой был не кто иной, как Уинстон Найлс

Румфорд со своим Казаком, космическим псом. И их появления на

Марсе были не случайны. С тех пор, как они попали в хроно-

синкластический инфундибулум, Румфорд и Казак возвращались с

такой же астрономической точностью, как комета Галлея. Они

появлялись на Марсе каждые сто одиннадцать дней.

      Дальше в письме к Дядьку говорилось: (155) Стоуни говорит,

   что этот высокий человек со своим псом появляется на военных

   советах и просто-напросто пудрит всем мозги. После совета все

   они стараются думать точно так же, как он, словно он их

   заворожил. Все мысли исходят от него, а им кажется, что они

   сами все придумали. Он же знай себе улыбается да заливается,

   как соловей, а сам накачивает их новыми мыслями. И все

   участники военных советов начинают обмениваться этими

   мыслями, как своими собственными. Он помешан на игре в

   немецкую лапту. Имени его никто не знает. Когда его

   спрашивают, он только смеется. Он одет в форму воздушного

   десанта морской лыжной пехоты, но настоящие командиры

   воздушного десанта морской лыжной пехоты клянутся, что видели

   его только на военных советах и больше нигде.

      (156) Дядек, друг сердечный,- было написано в письме к

   Дядьку,- каждый раз, когда вы со Стоуни что-нибудь

   разузнаете, пиши дальше это письмо. Запрятывай письмо как

   можно лучше. И каждый раз, как перепрятываешь в другое место,

   не забудь сказать Стоуни, куда ты его положил. Тогда сколько

   бы тебя ни забирали в госпиталь, чтобы вымести твою память,

   Стоуни всегда скажет тебе, куда идти, чтобы снова

   восстановить ее.

      (157) Дядек-знаешь, что тебя держит? Ты держишься, потому

   что у тебя есть подруга и ребенок. На Марсе почти ни у кого

   нет ни подруги, ни ребенка. Твою подругу зовут Би. Она -

   инструктор в Школе шлиманносского дыхания, в Фебе. Твоего

   сына зовут Хроно. Он живет в начальной школе-интернате в

   Фебе. Стоуни Стивенсон говорит, что Хроно - лучший игрок в

   немецкую лапту во всей школе. Как все на Марсе, Би и Хроно

   научились ни в ком не нуждаться и надеяться только на себя.

   По тебе они не скучают. Они никогда о тебе не вспоминают. Но

   ты должен им доказать, что ты им нужен, как только может быть

   нужен человек человеку.

      (158) Дядек, чучело ты этакое, я тебя люблю. По-моему, ты

   мировой паренъ. Когда ты соберешь свою маленькую семью, угони

   ракету и лети в какое-нибудь мирное, прекрасное место, куда-

   нибудь, где не придется глотать дышарики, чтобы остаться в

   живых. Возьми с собой Стоуни. А когда обживетесь на новом

   месте, соберитесь все вместе и не жалейте времени, подумайте,

   какого черта тому, кто сотворил весь этот мир, вздумалось его

   сотворить.

   Дядек дочитал письмо. Осталось только взглянуть на подпись.

   Подпись была на отдельном листке.

   Перед тем, как перевернуть страницу, Дядек попытался себе

вообразить, как выглядит автор, какой у него характер. Автор

письма был бесстрашен. Он так жаждал правды, что готов был

вытерпеть любые мучения, только бы добавить немного в свою

сокровищницу правды. И Дядьку, и Стоуни до него было далеко. Он

наблюдал и записывал результаты подпольной деятельности с

любовью и преданностью, совершенно беспристрастно.

   Дядьку автор письма представлялся чудесным стариком с

белоснежной бородой и мощными мышцами кузнеца.

   Дядек перевернул страницу и прочел подпись.

   "Остаюсь преданный тебе"- вот какие чувства автор выразил на

прощание, прежде чем подписаться.

   Сама подпись занимала почти всю страницу. Она была начертана

заглавными буквами, по шесть дюймов в высоту и по два в ширину.

Буквы были неровные, расплывшиеся, выведенные по-детски

неряшливо и размашисто. Вот эта подпись:

                             ДЯДЕК

   Подпись была его собственная.

   Дядек и был тот герой, написавший письмо.

   Дядек написал письмо самому себе перед тем, как его память

стерли. Это была литература в высшем смысле слова - потому что

она сделала Дядька бесстрашным, бдительным, внутренне свободным.

Она сделала его героем в собственных глазах в самое тяжкое

время.

   Дядек не знал, что убил у позорного столба своего лучшего

друга, Стоуни Стивенсона. Если бы он это знал, он мог бы

наложить на себя руки. Но Судьба пощадила его, избавила от этой

ужасной правды на много лет.

   Когда Дядек вернулся в свой барак, там стоял свист и скрежет

- все точили кинжалы и штыки. У каждого в руке было оружие.

   И на всех лицах он увидел смиренную, потаенную ухмылку. Но

эта ухмылка смахивала на оскал убийцы, который бросится убивать

с наслаждением, дай ему только волю.

   Только что был получен приказ срочно готовиться к погрузке на

космические корабли.

   Война с Землей началась.

   Передовой десантно-штурмовой отряд уже смел с лица Луны все

постройки землян. Штурмовая артиллерия вела обстрел ракетами с

Луны, и каждый крупный город на Земле уже отведал адского пекла.

   А вместо ресторанной музыки при этой адской дегустации

марсианское радио глушило землян сводящим с ума речитативом:

      Черномазый, бледнолицый, желтопузый -

                     стань рабом или умри.

      Черномазый, бледнолицый, желтопузый -

                     стань рабом или умри.