Повинуясь внезапному побуждению. Констант не пошел ни вправо,

ни влево, а полез прямо на фонтан. Он карабкался с чаши на чашу,

намереваясь добраться до самого верха и поглядеть, откуда он

пришел и куда идти дальше.

   Вскарабкавшись в самую верхнюю, самую маленькую из вычурных

чаш фонтана, попирая ногами птичьи гнезда, Малаки Констант

увидел с высоты все поместье. большую часть Ньюпорта и

Нараганзеттского залива. Он повернул свои часы к солнцу, чтобы

они впивали свет свой насущный,- часы на солнечных батарейках

жаждут света, как люди Земли - золота.

   Свежий ветерок с моря тронул иссиня-черные волосы Константа.

Он был хорош собой - сложен, как боксер полутяжелого веса,

смуглый, с губами поэта и мечтательными карими глазами в

глубокой тени кроманьонских надбровных дуг.

   Ему был тридцать один год.

   Он стоил три миллиарда долларов, по большей части полученных

в наследство.

   Его имя означало "надежный гонец".

   Он занимался биржевыми спекуляциями, главным образом ценными

бумагами.

   В периоды депрессии, которые всегда настигали его после

злоупотребления алкоголем, наркотиками или женщинами, Констант

тосковал только об одном: чтобы ему поручили единственное