выжать все, что мог, из своего счастливого положения в жизни.

   - Вам-то еще ничего, ребята,- сказал он своим окаменевшим

товарищам.- Если вам кажется, что с вами плохо обращаются,

посмотрели бы вы, как мы гоняем генералов.

   Он захихикал,заворковал.

   - Позавчера вечером мы, настоящие командиры, поспорили, кто

из генералов - самый резвый. Недолго думая, мы вытащили всех

генералов - двадцать три головы - из постелек, голоштанниками, и

поставили в ряд, как скаковых лошадей, а потом сделали ставки по

всем правилам да и пустили генералов во весь дух, как будто за

ними черти гнались. Генерал Стовер пришел первым, на корпус

впереди генерала Гаррисона, а тот обошел генерала Мошера. Наутро

все генералы в нашей Армии не могли шевельнуть ни рукой, ни

ногой. И ни один не помнил, что творилось ночью.

   Боз вновь захихикал и заворковал, а потом решил, что будет

выглядеть куда лучше, если отнесется к своему счастливому

положению в жизни всерьез - покажет, какое это бремя, покажет,

что он почитает за честь нести такое бремя. Он благоразумно

отступил на заранее подготовленные позиции, засунул большие

пальцы за ремень и напустил на себя грозный вид.