- Спасибо,- сказал Дядек.

   - Молодец он у нас, верно?- обратился Брэкман к остальным

солдатам.

   Кое-кто кивнул головой, но Дядьку показалось, что его

товарищи закивали бы в ответ на любой вопрос, требующий

подтверждения, и закачали бы головами, если бы вопрос был

поставлен в расчете на отрицание.

   Дядек вытащил шомпол с ветошью, засунул большой палец в

промежуток, образованный открытым затвором, и поймал солнечный

зайчик на блестящий от масла ноготь. Ноготь, как зеркальце,

отбросил луч света вдоль ствола. Дядек прижал глаз к дулу и

замер от восхищения - вот это настоящая красота! Он мог бы

часами, не отрываясь, созерцать эту совершенную, безукоризненную

спираль нарезки в мечтах о счастливой стране, круглый портал

которой виделся ему на дальнем конце ствола. Его блестящий от

масла ноготь, подцвеченный розовым, сиял в конце нарезки, как

истинный розовый рай. Настанет день, когда Дядек проползет вдоль

ствола и доберется до самого рая.

   Там будет теплым-тепло, и луна там будет только одна, мечтал

Дядек, и эта луна будет полной, величественной, неторопливой.

Еще одно райское видение померещилось Дядьку в конце ствола, и

четкость картины его потрясла. В раю были три прекрасные