бормашины к зубу.

   Дядек обхватил большими пальцами горло рыжего парня, и боль

тут же пропала. Но Дядек не сжимал пальцы, потому что человек

пытался что-то ему сказать. Дядек не понимал, почему тот молчит,

но потом до него дошло, что антенна вынуждает его молчать, как

все антенны вынуждали молчать всех солдат.

   Героическим усилием человек у столба преодолел приказ своей

антенны, заговорил торопливо, корчась от боли:

   - Дядек... Дядек... Дядек...- твердил он, и судорожная борьба

его воли с волей антенны заставляла его повторять имя с

идиотской монотонностью.- Голубой камень. Дядек...-сказал он.-

Двенадцатый барак... Письмо.

   Жало боли снова угрожающе впилось в мозг Дядька.

   Дядек, выполняя свой долг, задушил человека у столба -

сдавливал ему горло до тех пор, пока лицо его не стало багровым

и язык не вывалился наружу.

   Дядек сделал шаг назад, встал навытяжку, четко повернулся

"кругом" и промаршировал на свое место, опять под дробь барабана

в голове:

            Дрянь-дребедень-дребедень-дребедень,

            Дрянь-дребедень-дребедень.

            Дрянь-дребедень,

            Дрянь-дребедень,

            Дрянь-дребедень-дребедень.

   Сержант Брэкман кивнул Дядьку, одобрительно подмигнул.

   И вновь все десять тысяч солдат встали навытяжку. О ужас!-

мертвец у столба тоже попытался выпрямиться, гремя цепями. Он не

сумел встать по стойке "смирно", как образцовый солдат,- не

потому, что не старался быть образцовым солдатом, а потому, что

был мертв.

   Громадное каре разбилось на отдельные прямоугольники.

Прямоугольники механически промаршировали с плаца, и у каждого

солдата в голове бил свой барабан. Посторонний зритель не

услышал бы ничего - только топот сапог.

   Посторонний зритель нипочем не догадался бы, кто же по-

настоящему командует, потому что даже генералы, как марионетки,

печатали шаг в такт идиотским словам:

            Дрянь-дребедень-дребедень-дребедень,

            Дрянь-дребедень-дребедень.

            Дрянь-дребедень,

            Дрянь-дребедень,

            Дрянь-дребедень-дребедень.