точно рассчитанный момент, так как их руководство указало им, с

точностью до секунды, когда Малаки Констант дочитает письмо. Им

было также точно указано, что они должны ему сказать.

   - Мистер Констант,- сказал Гельмгольц,- я пришел, чтобы

сообщить вам, что на Марсе есть не только жизнь, но и

многочисленное, деятельное население, крупные индустриальные и

военные ресурсы. Все население завербовано на Земле и доставлено

на Марс в летающих тарелках. Мы уполномочены предложить вам

сразу чин подполковника Марсианской Армии.

   На Земле ваше положение безнадежно. Ваша жена - чудовище.

Более того, наша разведка информировала нас о том, что здесь, на

Земле, вы не только потеряете все до последнего пенса из-за

судебных исков, но и сядете в тюрьму за преступную

неосмотрительность.

   Мы не только предлагаем вам жалованье и надбавки, значительно

превышающие жалованье подполковника в армии землян, но и

гарантируем полную свободу от земных законов, возможность

увидеть новую замечательную планету, возможность смотреть на

вашу родную планету из нового, прекрасного и далекого мира.

   - Если вы согласны принять назначение,- сказала мисс Уайли,-

поднимите вашу левую руку и повторяйте за мной...

   На следующее утро пустой вертолет Малаки Константа был

обнаружен в центре пустыни Мойаве. Следы человека уходили от

него на расстояние сорока футов, затем обрывались.

   Как будто Малаки Констант прошел по песку эти сорок футов и

растаял в воздухе.

   В следующий вторник космический корабль, называвшийся "Кит",

был переименован в "Румфорд" и подготовлен к запуску.

   Беатриса Румфорд, довольная собой, смотрела церемонию по

телевизору, на расстоянии двух тысяч миль. До запуска "Румфорда"

оставалось ровно одна минута. Если судьбе было угодно заманить

Беатрису Румфорд на борт, времени у нее оставалось в обрез.

   Беатриса чувствовала себя великолепно. Она сумела доказать,

чего она стоит. Она доказала, что сама распоряжается своей

судьбой, что она может сказать "нет!", когда ей

заблагорассудится, и всем ясно, что нет - значит нет. Она

доказала, что предсказания, которыми запугивал ее всезнайка -

муж - чистый блеф, нисколько не лучше, чем сводки Американского

бюро прогнозов погоды.

   Мало того - она придумала, как обеспечить себе более или

менее комфортабельную жизнь до конца своих дней и заодно

хорошенько насолить своему муженьку как он того заслуживает. В

следующий раз, когда он материализуется, он окажется в густой

толпе зевак, собравшихся в имении. Беатриса грешила брать по

пять долларов с головы за вход через дверцу из "Алисы в стране

чудес".

   И это не бред и не химеры. Она обсудила этот план с двумя

самозванными представителями владельцев закладных на имение - и

они были в восторге.

   Они и сейчас сидели рядом с ней у телевизора, глядя на

приготовления к запуску "Румфорда". Телевизор стоял в комнате,

где висел громадный портрет Беатрисы - девочки в ослепительно

белом платье, с собственным белым пони. Беатриса улыбнулась,

глядя на портрет. Маленькая девочка все еще оставалась чистой и

незапятнанной. И пусть кто-нибудь попробует ее замарать.

   Комментатор на телевидении начал предстартовый отсчет.

   Слушая обратный счет, Беатриса вела себя беспокойно, как

птица. Она не могла усидеть на месте, не в силах была

успокоиться. Она сидела как на иголках, но беспокойство было

радостное, а не тревожное. Ей не было никакого дела до того,

удачно ли пройдет запуск "Румфорда" или нет.

   Двое ее гостей, наоборот, наблюдали запуск с глубокой

серьезностью - словно молились, чтобы он прошел благополучно.

Это были мужчина и женщина - некий мистер Джордж М. Гельмгольц и

его секретарша, некая мисс Роберта Уайли. Мисс Уайли была

презабавная старушенция, такая живая и остроумная.

   Ракета с ревом рванулась вверх.

   Запуск прошел блестяще.

   Гельмгольц откинулся в кресле и облегченно вздохнул.

   - Клянусь небом,- сказал он грубовато, как подобает мужчине,-

я горжусь тем, что я - американец, и горжусь, что живу в такие

времена.

   - Хотите выпить?-спросила Беатриса.

   - Премного благодарен,- сказал Гельмгольц,- но, как

говорится, делу - время, потехе - час.

   - А разве мы еще не покончили с делами?- сказала Беатриса.-

Разве мы еще не все обсудили?

   - Как сказать... Мы с мисс Уайли хотели составить список

наиболее крупных построек в имении,- сказал Гельмгольц,- но я

боюсь, что уже совсем стемнело. Прожектора у вас есть?

   Беатриса покачала головой.

   - К сожалению, нет,- сказала она.

   - А фонарь у вас найдется?- спросил Гельмгольц.

   - Фонарь я вам, может быть, и достану,- сказала Беатриса,-

но, по-моему, вовсе незачем туда ходить. Я вам точно все

расскажу.

   Она позвонила дворецкому и приказала принести фонарь.

   - Там крытый теннисный корт, оранжерея, коттедж садовника -

прежде в нем жил привратник, дом для гостей, склад садового

инвентаря, турецкая баня, собачья конура и старая водонапорная

башня.

   - А новое здание для чего? - спросил Гельмгольц.

   - _Новое_?- сказала Беатриса.

   Дворецкий принес фонарь, и Беатриса передала его Гельмгольцу.

   - Металлическое,- сказала мисс Уайли.

   - Металлическое?- растерянно переспросила Беатриса.- Там

никакого _металлического_ строения нет. Может быть, старая

дранка стала серебристой от времени.

   Она нахмурилась.

   - Вам сказали, что там есть металлическое здание?

   - Мы  видели  собственными  глазами,- сказал Гельмгольц.

   - Прямо у дорожки - в кустах возле фонтана,- добавила мисс

Уайли.

   - Ничего не понимаю,- сказала Беатриса.

   - А может, пойти взглянуть?- сказал Гельмгольц.

   - Разумеется - пожалуйста,- сказала Беатриса, вставая.

   Трое прошли по Зодиаку, выложенному на полу вестибюля, вышли

в благоухающую темноту парка.

   Луч фонаря плясал впереди.

   - Признаюсь,- сказала Беатриса,- мне самой не терпится

узнать, что там такое.

   - Что-то вроде сборного купола из алюминия,- сказала мисс

Уайли.

   - Смахивает на грибовидный резервуар для воды или что-то в

этом роде,- сказал Гельмгольц,- только не на башне, а прямо на

земле.

   - Правда?- сказала Беатриса.

   - Я вам говорила, что это такое, помните?- сказала мисс

Уайли.

   - Нет,- сказала Беатриса.- А что это?

   - Придется шепнуть вам на ушко,- игриво сказала мисс Уайли,-

а то как бы меня не сунули в психушку за такие слова!

   Она приложила ладонь рупором ко рту и сказала театральным

шепотом:

   - Летающая тарелка!