приюте  для  престарелых  на Конвент-авеню  или  в  центре  по  реабилитации

алкоголиков  при  церкви  Иоанна Богослова  -- там ведь лечили и  мужчин,  и

женщин.

     Моника  и Золтан жили в Тертл-Бей, на безопасном расстоянии в семь миль

от  академии,  в   доме,  удобно  расположенном  по  соседству   со  зданием

Организации Объединенных Наций. Моника приезжала и уезжала с работы па своем

собственном  лимузине  с  шофером,  переоборудованном   так,  чтобы  в  него

помещалось кресло Золтана. Академия была сказочно богата. С деньгами не было

никаких  проблем.  Благодаря  щедрым  пожертвованиям любителей  старомодного

искусства, сделанным в былые годы, она была  богаче  иных членов  ООН, таких

как, несомненно, Мали, Свазиленд и Люксембург.

     В тот  полдень на  лимузине ехал  Золтан. Он ехал забрать  Монику.  Она

ждала приезда Золтана, когда произошел катаклизм. Он  уже звонил  в звонок у

двери академии, когда его отбросило  обратно в  17 февраля 1991 года. Он был

на десять лет моложе и, главное, абсолютно цел.

     Вот и говори, что в дверной звонок звони -- не звони,  все равно ничего

не добьешься!

     Когда "подарочный червонец" завершился, и свобода воли снова взяла всех