выиграл! Он не верит, он говорит  (на немецком,  конечно):  "Я не могу в это

поверить. Я никогда не играл в эту игру,  и я выиграл. Я выиграл!  Что  это,

как не чудо?" Он ведь был католиком.

     Он  встал  из-за стола.  Его глаза все еще  были обращены на выигравшую

карточку. По словам Траута, он смотрел на нее, "как будто это  был лоскут от

Туринской Плащаницы". И тогда наш красавец говорит: "Что это может означать,

если не то, что наши дела не так плохи, как мы здесь думали?"

     Но тут все испортила Ева Браун. Она проглотила ампулу цианистого калия,

которую подарила ей на  свадьбу  жена Геббельса. У  фрау  Геббельс их много,

хватит  и семье,  и другим.  Траут  написал о Еве  Браун:  "Единственным  ее

преступлением  было то,  что  она позволила чудовищу извергнуть  семя  в  ее

влагалище. Это случается с нашими лучшими женщинами".

     На    крыше    бункера    взрывается    снаряд   от   240-миллиметровой

коммунистической гаубицы. С трясущегося потолка на оглушенных людей сыплются

струйки  известки.  Гитлер сказал:  "Смотрите-ка, снег  идет".  Он  пошутил,