20

     Летом  2001  года в  Западу  Дадли  Принс отдал Трауту пачку рассказов,

которые,  как надеялся Траут, служащие Департамента  здравоохранения сожгут,

похоронят или  выбросят в море далеко  от берега прежде, чем  кто-нибудь  их

прочтет. Траут  рассказал мне, что с отвращением перечитал грязные страницы,

сидя по-турецки  нагишом на своей огромной  кровати  в комнате имени Эрнеста

Хемингуэя. Было жарко. Он только что вылез из джакузи.

     Но вдруг его внимание привлекла  сцена,  в  которой двое детей  обучали

игре  в   бинго  высокопоставленных  нацистов,  разодетых  в  свои  безумные

напыщенные мундиры. Траут никогда не считал, что чего-то стоит как писатель,

но тут он  испытал истинное удовольствие. Что-то прекрасное вышло из-под его

пера. Он сказал, что сцена очень хорошая, она не что иное, как реминисценция

следующего пророчества из книги пророка Исайи: "Тогда волк будет жить вместе

с ягненком,  и барс  будет лежать  вместе с козленком; и  теленок, и молодой

лев, и вол будут вместе, и малое дитя будет водить их".

     "Я прочел эту сцену, -- сказал Траут мне и Монике,  --  и спросил себя:

"Господи, как же мне это удалось?"