заявит в полицию об ее исчезновении, если до  этого времени она не появится.

Он  сказал:  "В  последнее время  она выглядела  сильно уставшей, все  время

нервничала. Ты разве не заметил?"

     "Он был псих, -- сказал Траут. -- Я тебе расскажу.  В полночь он пришел

в мою комнату  и  разбудил меня. Он сказал, что  хочет рассказать мне что-то

важное. Это был обыкновенный пошлый анекдот, но этот больной человек считал,

что это самая настоящая притча, притча о том, что с ним сотворила жизнь. Это

был анекдот про человека, который спрятался от полиции в доме у  одной своей

знакомой".

     "В  ее гостиной потолок был как  в соборе, стропила уходили  под  самую

крышу".

     Тут Траут прервался. Было похоже на то, что ему трудно продолжать, как,

должно быть, и его отцу.

     Там,  в комнате, названной  в честь самоубийцы Эрнеста Хемингуэя, Траут

продолжил: "Она была вдова. Он разделся  догола, а она пошла  подобрать  ему

что-нибудь  из  одежды покойного  мужа.  Но  прежде чем он  успел что-нибудь

надеть,  в парадную дверь застучала дубинками  полиция. Так что ему пришлось