Куда бы мне хотелось.

     Один молодой немец

     Сделал из "Бойни номер пять" оперу,

     В июне в Мюнхене будет ее премьера.

     Я туда не поеду.

     Мне не интересно.

     Мне нравится бритва Оккама

     И закон экономии, они гласят,

     Что обычно самое простое объяснение феномена

     Самое верное.

     И теперь, благодаря Дэвиду, я поверил --

     То, что я не могу писать, показывает,

     Чем на самом деле кончается жизнь тех, кого мы любим.

     А мы-то думали, что наш родной английский

     Поможет нам добиться совсем другого.

     Наш родной английский -- фуфло.

     Может, и фуфло.

     Хорошо, что Эд сделал эту штуку  с  моим  письмом.  Расскажу  еще  одну

отличную историю,  приключившуюся  с  ним  в те  дни, когда  он разъезжал по

Америке   как  представитель   "Великих   книг".  Он   малоизвестный   поэт,

периодически  печатается  в  "Атлантик  мансли" и  других подобных журналах.

Однако вот незадача -- он почти тезка  очень известного поэта Эдвина Мьюира,

шотландца,  умершего в  1959 году. Не слишком искушенные  в  литературе люди

иногда спрашивали его, не тот ли он самый поэт, имея в виду Эдвина.

     Однажды одна женщина спросила его,  не тот ли он самый поэт. Он ответил

нет. Она  была  глубоко  разочарована,  ведь  ее  любимое  стихотворение  --

"Укутывая своего  сына".  Штука  в том,  что  автор  этого  стихотворения --

американец Эд Мьюир.