утенка". Еще все читали "Робин Гуда".

     И еще  была одна сказка. Она в отличие от "Золушки"  и "Гадкого утенка"

прославляла презрение  к власти,  как "Робин Гуд".  Это  было  житие  Иисуса

Христа, изложенное в Новом Завете.

     По приказу Эдгара  Гувера, директора  ФБР, холостяка и гомосексуалиста,

легавые убили Диллинджера, пристрелили его  как  собаку, когда он выходил из

кинотеатра вместе с одной своей знакомой. Он не вытащил пистолет, ни на кого

не набросился,  никого  не  ударил,  не попытался  бежать.  Он был такой  же

зритель, он  вернулся в реальный мир, посмотрев фильм -- побывав в сказочном

мире. Его убили потому, что он слишком долго выставлял легавых --  а они все

тогда носили стетсоны -- полными идиотами.

     Это  было  в 1934-м. Мне  было одиннадцать, Элли было шестнадцать. Элли

рвала и метала, и  мы оба  проклинали ту девицу, с которой Диллинджер  был в

кино.  Эта сучка,  по-другому ее нельзя  назвать,  рассказала легавым, где в

этот  вечер  будет  Диллинджер. Она сказала,  что наденет оранжевое  платье.

Ничем не примечательный парень, который выйдет с ней из кино, и  будет  тем,