мои, но мы -- лишь малюсенькие импликации, следствия  из какой-то  чудовищно

тройной причины. Если вам не нравится быть тут, почему бы вам не отправиться

туда, откуда пришли?"

     "Первое  нечто,  первая импликация из  ничто, -  попал он,  -  были два

существа, Бог и Сатана. Бог  был  мужского  пола,  Сатана --  женского.  Они

имплицировали друг друга, и поэтому их силы были равны, и это равенство само

было импликацией. Сила имплицировалась слабостью".

     "Бог  сотворил   небо   и  землю,  --  продолжил   старый   и   забытый

писатель-фантаст.  --  Земля  же  была безвидна  и  пуста,  и тьма была  над

бездною. И  дух божий носился над водою. Сатана не могла проделать  такой же

номер, но считала, что глупо что-либо делать просто  так  -- зачем?  Но пока

она молчала".

     Но   когда  Бог  сказал:  "Да  будет   свет",   и  стал  свет,   Сатана

забеспокоилась.  Она удивилась:  "Что он, черт побери, делает? Как далеко он

намерен зайти, и уж  не думает ли он, что  я буду помогать ему,  ведь это же

просто черт знает что такое?"

     "И  тут все окончательно  потонуло в  дерьме.  Бог  сотворил мужчину  и