выбрать  две мерцающие светящиеся  точки в небе над нами. Не имеет значения,

что это  будет,  важно то, что они  должны мерцать.  Если  они  не  мерцают,

значит, это -- планеты или спутники. Сегодня они нас не интересуют".

     Я  показал  на  две светящиеся  точки примерно в десяти футах  друг  от

друга. Одна точка  была  Полярной  звездой. Про вторую я ничего не знал. Это

легко могла оказаться звезда Пьюк, белый гигант Килгора Траута.

     -- Они мерцают? -- спросил он.

     -- Да, -- ответил я.

     -- Точно? -- спросил он.

     -- Клянусь, -- ответил я.

     -- Отлично!  Дин-дин-дон! --  сказал  он.  -- Теперь вот что. Какие  бы

небесные  тела ни  скрывались за этими двумя точками, можно  быть уверенным,

что  Вселенная  стала  настолько  разреженной,  что свету  от одной точки до

другой нужно добираться  тысячи  или миллионы лет. Дин-дин-дон?  А теперь  я

попрошу вас  посмотреть,  со всем возможным безразличием, сначала на одну, а

затем на другую.

     -- Хорошо, -- сказал я. -- Я это сделал.

     -- Это заняло одну секунду, не так ли? -- спросил Траут.

     -- Не больше, -- сказал я.

     -- Даже если бы это заняло час, -- сказал он, -- существует нечто, что,

говоря консервативным языком,  преодолело  расстояние  между этими небесными

телами в миллион раз быстрее света.

     -- Что же это было? -- спросил я.

     --  Твое сознание, --  ответил он.  -- Это -- новое свойство Вселенной,

оно  существует   только  потому,   что   существуют  люди.  Отныне  физики,

исследующие  тайны  Космоса, должны принимать во внимание не только энергию,

материю и время, но нечто новое и прекрасное -- человеческое сознание.

     Траут сделал паузу, проверяя большим пальцем левой руки, не шатается ли

его  верхняя  вставная  челюсть, не помешает  ли  она  ему сказать  нам свои

последние слова в этот волшебный вечер.

     С  его челюстью было все в порядке. И  вот -- финал:  "Я придумал слово

получше  слова "сознание", -- сказал  он.  --  Это слово --  "душа"". --  Он

сделал паузу.

     "Дин-дин-дон?" -- спросил он.