Мне бы  хотелось,  чтобы на  пикнике  был  двойник  Бордена,  а еще чтобы  в

маленькой лодке недалеко от берега сидели два  невезучих рыбака, похожих  на

святых Стенли Лорела и Оливера Харди. Да будет так.

     Мы с Борденом говорили о писателях,  подобных Мазоху и маркизу де Саду,

которые умышленно или случайно  создали новые  слова. "Садизм", естественно,

-- это удовольствие от причинения  боли другим. "Садомазохизм" означает, что

кто-то тащится  от того, что ему делают  больно, пока он сам причиняет  боль

другим. Сюда же самоистязание.

     Борден  сказал,  что  теперь язык не может без  этих слов. Изъять их из

обращения не проще, чем изъять из обращения слова "пиво" и "вода".

     А есть ли современные писатели, придумавшие новое  слово? Мы с Борденом

вспомнили одного-единственного. И он вовсе  не был  знаменитым  извращением.

Это Джозеф Хеллер. Название его первого  романа, "Уловка-22", теперь слово в

словарях. "Академический словарь  Вебстера", стоящий  у  меня на полке, дает

следующее определение "уловки-22": "Сложная ситуация, единственное возможное

решение  которой  невозможно  провести  в  жизнь  из-за  ряда  обстоятельств