представляюсь, ома  всегда отвечает: "О, так вы тот самый друг моего брата".

Я не знаком с ее братом.

     Нет, сегодня не повезло, ну и черт с  ним. Я -- философ. Кем же мне еще

быть.

     Я иду в  газетный  киоск.  Небогатые  люди, проживающие свои  жизни, не

стоящие того,  стоят  в  очереди  за лотерейными  билетами. Все  хранят свое

достоинство. Они  притворяются, что не  знают  меня. Как  же,  поверил я.  Я

знаменитость, меня все знают.

     Киоском владеет  семейная пара. Они  индусы, честное  слово!  Индусы. У

женщины между  глаз крошечный  рубин. Ради того,  чтобы на  это  посмотреть,

стоило пройти квартал. Кому здесь конверт?

     Вам  следует помнить  -- поцелуй  все  еще поцелуй, а вздох  -- все еще

вздох

     Я  знаю  этот индусский  киоск не  хуже  его  хозяев.  Не зря я  изучал

антропологию.  Без помощи хозяйки  я  нахожу  конверт  восемь на двенадцать,

одновременно с этим  вспоминаю шутку  о бейсбольной команде "Чикагские псы".

Ходили  слухи,  что  "Псы"   переезжают  на  Филиппинские  острова,  где  их

переименуют в "Манильские листовертки". Насчет "Бостонских красных гетр" это

тоже была бы неплохая шуточка.

x x x

     Я  встаю  в конец очереди  и начинаю болтать  с покупателями. Они  тоже

пришли  не за лотерейными билетами. Подсевшие на лотерейные  билеты  люди --

надежда и  нумерология давно спустили с них семь шкур, -- если судить по  их

поведению,   вполне   могут   страдать   ПКА.   Вы  можете  задавить  такого

большегрузным грузовиком. Он не заметит.