лимонад в тени в жаркий полдень, или учуял запах хлеба из соседней булочной,

или  ловишь рыбу и тебе не важно, поймаешь ты  что-нибудь или нет, или когда

слышишь, как за соседней дверью кто-то хорошо играет на пианино.

     Дядя  Алекс  убеждал меня,  что  в  такие  моменты -  их  еще  называют

откровениями - надо говорить: "Если это не прекрасно, то что же?"

     Вот в  чем мне еще повезло: первые тридцать пять лет моей жизни писание

рассказов  чернилами на бумаге было  одной из  главных отраслей американской

промышленности. Хотя у  меня  уже была  жена и  двое детей, я  решил  уйти с

должности  рекламного агента  в  фирме "Дженерал  электрик" (отказавшись тем

самым от жалованья, страховки и пенсии), потому что это было выгодно. Я  мог

заработать  гораздо  больше,  продавая рассказы в  "Сатедей  ивнинг  пост" и

"Колльерс".  В  этих  еженедельниках  деваться  было   некуда  от  рекламных

объявлений,  но в  каждом номере печаталось по  пять  рассказов  и  вдобавок

продолжение какого-нибудь романа из серии "захватывает -- не оторвешься".

     И  эти два  журнала всего лишь платили мне  больше всех. Было так много