упоминал о памятной церемонии в церкви  Чикагского университета, посвященной

пятидесятой годовщине атомной бомбардировки Хиросимы. Я сказал тогда, что не

могу не уважать мнение  своего друга Уильяма Стайрона,  который считает, что

бомбардировка  Хиросимы спасла  ему  жизнь. Когда  сбросили  бомбу,  Стайрон

служил на американском  морском флоте, отрабатывая действия по  вторжению на

Японские острова.

     Но я не мог  не  сказать еще одну вещь. Я  сказал, что знаю одно слово,

которое доказывает, что наше демократическое правительство способно  грязно,

жестоко,  по-расистски  убивать  безоружных мужчин, женщин и детей,  убивать

просто  так, ни по какой военной  необходимости, Я произнес это  слово.  Это

было иностранное слово. Это было слово Нагасаки,

     Вернемся к нашим  баранам. В конце  концов бомбу сбросили давным-давно,

даже за  десять  лет  до "давным-давно", если считать "подарочный червонец".

Что я  хотел  бы отметить, так  это слова, которые  вывели из  ступора Дадли

Принса,  известные как "Кредо  Килгора Траута".  Эти слова  не утеряли  свою

актуальность и сейчас, спустя годы после возвращения свободы воли. Эти слова