49

     Однажды  Траут  написал  рассказ  о  беспорядках.  Они  происходили  на

планете, вдвое  большей, чем Земля, вращавшейся вокруг звезды под  названием

Пьюк, белого гиганта. Было это два миллиона лет назад.

     Как-то  я  и  мой  старший  брат   Берни  зашли  в  Американский  музей

естественной  истории в  Нью-Йорке.  Было это за много лет до катаклизма.  Я

спросил его  тогда, верит  ли он в дарвиновскую  теорию эволюции. Он сказал,

что верит.  Я  спросил почему,  и  он ответил:  "Потому что больше ничего не

остается".

     Реплика Берни напомнила  один очень старый  анекдот сродни анекдоту про

"Дин-дин-дон, мать твою так!". Один парень  собрался пойти поиграть в карты,

а его друг говорит ему, что играть с ним  будут  нечестно.  Парень отвечает:

"Да, я знаю, но больше ничего не остается".

     Я слишком  ленив, чтобы привести точную цитату, но английский  астроном

Фред Хойл сказал что-то вроде того, что вера в  дарвиновскую теорию эволюции

мало отличается  от  веры  в то,  что если на  заводском  складе  поднимется

ураган, то  из  летающих  в  воздухе  запчастей  может  сам собой  собраться

"Боинг747".