своему  соседу: "Я не  люблю мучаться с этими  свадьбами.  Я  просто  нахожу

женщину, которая меня ненавидит, и даю ей дом".

     Наблюдая,  как жених  целует невесту,  собеседник Сотто Воче  отвечает:

"Все женщины -- психопатки. Все мужчины -- сопляки".

     Почтенного старого слугу семьи, плачущего горючими слезами за пальмой в

кадке, зовут Скротум.

     Монику до сих пор мучает  загадка, кто же оставил зажженную  сигару под

датчиком задымления в картинной галерее академии за несколько минут до того,

как  закончился  "подарочный червонец". Это  было девять с лишним лет назад!

Кто знает? Что будет,  если мы это узнаем? А что будет, если  мы узнаем, что

такое белое вещество в птичьем дерьме?

     Что Килгор Траут сделал с сигарой? Он потушил ее, раздавил о блюдце. Он

давил и давил ее, как будто она была в ответе не только за включение датчика

задымления, но и за  все то, что творилось  снаружи.  Так сам Траут объяснял

Монике и мне.

     "Смазывают то колесо, которое громче скрипит", -- сказал он.

     Он сказал, что осознал абсурдность того, что делает, лишь  тогда, когда

снял со стены картину, чтобы  сбить углом  рамы датчик,  В этот самый момент