переездах, приближающиеся и удаляющиеся согласно эффекту Доплера.

     Я  помню и  историю  рабочего  движения,  ведь  именно железнодорожники

впервые добились забастовками увеличения заработной платы и более безопасных

условий труда. Только потом это удалось шахтерам, литейщикам,  текстильщикам

и так  далее. Море крови было пролито  в этих битвах, казавшихся большинству

американских  писателей  моего поколения не  менее достойными, чем  битвы  с

иноземными врагами.

     Оптимизм, которым пропитано  большинство наших произведений, основан на

нашей  вере, что после Великой  Хартии Вольностей, Декларации Независимости,

Билля о Правах и Девятнадцатой поправки  к Конституции,  которая в 1920 году

дала  женщинам  право  голоса,  мы  просто  обязаны  создать  некую  систему

экономической справедливости. Это было бы вполне логичным следующим шагом.

     И сегодня,  в  1996 году,  я  в  своих выступлениях предлагаю следующие

поправки к Конституции.

     Поправка  XXVIII: Каждый новорожденный  должен  быть желанным и  о  нем

следует заботиться до его совершеннолетия.

     Поправка XXIX:  Каждому  совершеннолетнему,  если он  нуждается в этом,

будет предоставлена  интересная  работа  с  доходом  не  меньше прожиточного

минимума.

     Вместо  этого мы -- покупатели, наемные  рабочие, инвесторы --  создали

такие горы ценной бумаги, что горстка людей, за них отвечающая, может класть

миллионы в собственный карман так, что никто этого не заметит.

     Мое поколение в большинстве своем разочаровано.