немецкого  происхождения,  осевших в Индианаполисе, я бы с полпинка  написал

целую эпопею, в которой доказал бы, что на самом деле мою мать убил мой дед,

хотя убивал он ее медленно. Началось это с его предательства.

     "Дин-дин-дон, мать твою так!"

     Рабочее название -- "Унесенные ветром".

     Когда  мать  выходила  замуж за отца, молодого небогатого  архитектора,

политики,  хозяйки  салонов  --  короче,  все  сливки  общества  американцев

немецкого  происхождения,  осевших  в  Индианаполисе, дарили им  на  свадьбу

настоящие сокровища: хрусталь, изысканные ткани, китайский фарфор, серебро и

даже золото.

     Шехерезада!

     Кто  мог  тогда  усомниться,  что   в  Индиане  есть  своя  собственная

наследственная   аристократия,   которая   владеет   стольким,   что   может

посоперничать со своими собратьями из другого полушария?

     Во  время Великой депрессии вся эта  аристократия стала  казаться  мне,

моему брату,  моей сестре и даже нашему  отцу порядочным сбродом.  Ищи-свищи

теперь  этих людей по разным  концам Америки. С ними  случилось то же, что с

выпускниками Шортриджской школы 1940 года.

     Auf Wiedersehen.