остальные будут с утра до вечера охотиться. Чтобы сразу стало все ясно, Фред

сказал, что короткая соломинка  досталась отцу.  Отец умел готовить. Мать --

нет. Она  гордилась тем, что не умеет готовить, не умеет  мыть посуду, и так

далее. Я любил ходить в гости к другим детям, у которых мамы готовили и мыли

посуду.

     Охотники договорились,  что тот, кто скажет хоть слово против отцовской

стряпни, сам  станет  поваром. Поэтому отец готовил  все хуже  и  хуже, пока

остальные прекрасно проводили время в лесу. Но, насколько бы противен ни был

ужин, охотники его нахваливали и аплодировали отцу.

     Когда однажды утром они ушли, отец нашел кучку свежего лосиного дерьма.

Он пожарил его на моторном масле и подал в тот вечер  в качестве пирожков на

пару.

     Первый, кто их попробовал, сразу же сплюнул. Он просто не мог иначе. Он

пролепетал: "О  господи! На вкус  это лосиное  дерьмо, жаренное на  моторном

масле!"

     Но затем добавил: "Но приготовлено отлично, отлично!"

x x x

     Я  думаю,  что мама выросла такой неумехой, поскольку ее отец,  Альберт

Либер,   пивовар   и   биржевой  делец,  полагал,  что  Америка  движется  к

аристократии  европейского  типа. В Европе  -- и так, полагал он,  будет и в

Америке -- принадлежность к аристократии определялась тем, что жены и дочери

у аристократов были декоративные.