Я неплохо  знал  мистера  Джонсона.  Мы с  отцом  вместе  с  ним любили

охотиться на птиц и кроликов в округе Браун. Это, конечно, было до того, как

Элли достала нас своими просьбами прекратить этим заниматься. Он принял меня

в  своем  офисе. Откинувшись  на  вращающемся  стуле  и  прищурив  глаза, он

спросил, какой я вижу свою карьеру журналиста.

     "Сэр,  -- сказал я,  --  я думаю,  что  мне удастся  получить работу  в

"Калвер  ситизен"  и поработать  там  три-четыре года. Я  неплохо знаю  этот

район". Калвер находится на озере Максинкуки в северной части Индианы. У нас

возле этого озера был летний домик.

     "А потом?" -- спросил он.

     "С полученным опытом, -- сказал я, -- я смогу получить работу в намного

более крупной газете, может быть, в Ричмонде или Кокомо".

     "А потом?" -- спросил он.

     "После  пяти  лет в такой  газете,  -- ответил  я, -- я думаю, что буду

готов попытать счастья в Индианаполисе".

     "Прошу меня простить, -- сказал он, -- но мне нужно позвонить".

     "Разумеется", -- сказал я.

     Он развернулся на вращающемся стуле и сидел спиной ко мне, пока говорил

по телефону. Он говорил тихо, и я не пытался подслушивать. Я считал, что это

не мое дело.

     Он повесил телефонную трубку и повернулся ко мне лицом. "Поздравляю! --

произнес он. -- Ты получил работу в "Индианаполис таймс"".