вооруженного охранника  Дадли  Принса  для  того, как  он  сам  впоследствии

признался,  чтобы самому  больше  ничего не делать. Он орал  Принсу  на ухо:

"Свобода воли! Свобода воли! Пожар! Пожар!"

     Принс не  пошевелил  и мускулом.  Он хлопал глазами,  но  это был  лишь

рефлекс, а не проявление  свободы воли. Вспомните  историю про куриный  суп.

Принс, по его собственному  утверждению, думал лишь  об одном -- а что, если

он пошевелит  хоть мускулом и вследствие этого снова окажется в  1991 году в

Исправительной  тюрьме строгого  режима для совершеннолетних, что в  Афинах,

штат Нью-Йорк.

     Что ж, его можно понять!

     Траут оставил  Принса на некоторое  время  в покое. По его собственному

признанию, он огляделся вокруг в поисках, кого  бы запрячь поработать. Адски

громко выл датчик задымления. Если здание действительно горит и огонь нельзя

погасить,  он отправится  искать какое-нибудь место, где  гражданин в  летах

может пересидеть происходящее снаружи.

     В галерее он  обнаружил зажженную сигару,  лежащую на блюдце. Зажженная

сигара, при том, что  сигары  были запрещены  во  всем  штате  Нью-Йорк,  не

угрожала никому, кроме себя.  Ее середина находилась над центром блюдца, так