37

     Под  грубыми  сандалиями  Килгора  Траута хрустели осколки разбившегося

хрустального канделябра, пока  он  вприпрыжку бежал через  упавшую  стальную

дверь  с загадочной  надписью "СКУСТ ОПУ". Поскольку осколки канделябра были

на двери и раме вместо  того, чтобы быть под ними, судебный эксперт, который

будет давать  показания в  суде,  если  на ленивого рабочего  подадут в суд,

подтвердит, что изделие ленивца упало  первым. Канделябр должен был замереть

на секунду перед тем, как позволить силе тяжести сделать  с ним то, что она,

без сомнения, желает сделать со всем на свете.

     Датчик    задымления    в   картинной    галерее   продолжал   звенеть.

"Предположительно, -- позже сказал Траут, --  продолжал это делать  по своей

собственной воле". Он шутил,  по своему обыкновению, высмеивая  мысль, что у

кого-то где-то когда-то вообще  была свобода  воли, до ли  катаклизма, после

ли.

     Дверной  звонок  заткнулся в тот  момент, когда  пожарная машина  сбила

Золтана Пеппера.  Вот как  говорил об этом Траут: "А звонок себе молчит, все

потом нам объяснит".

     Сам Траут,  как я  уже говорил, тем не менее пользовался свободой воли,