ситуацию в фатальную".

     Разумеется, он не поддавался  панике.  В то же самое время  он понимал,

что  он  единственный понимает,  что  к  чему.  Он  мгновенно  осознал,  что

Вселенная сначала сжалась, а  теперь снова стала расширяться. Ну да это было

только  полдела.  То,  что  происходило  в  реальности,  если от этой  самой

реальности отвлечься, могло с легкостью  быть написанным чернилами на бумаге

предисловием к его собственному рассказу, который он написал, а затем порвал

на  кусочки  и спустил в  унитаз в  туалете  на автобусной станции много лет

назад.

     В отличие  от  Дадли Принса у  Траута не было свидетельства  о  среднем

образовании, но кое в чем он был  очень похож на моего старшего брата Берни,

доктора физической химии из Массачусетского технологического. Берни и Траут,

оба, с самой юности, играли сами с собой в игры, в которых первым делом надо

было задать себе вопрос: "Положим, в действительности дела обстоят так-то  и

так-то. Что из этого следует?"

     Трауту  не  удалось  сделать  один  вывод  из  данных  ему  условий  --

произошедшего катаклизма и завершившегося "подарочного  червонца". Именно он