32

     В  своих  лекциях  в  1996 году,  посередине "подарочного червонца",  я

говорил, что после Второй мировой войны я поступил на факультет антропологии

в Чикагский университет. Я шучу, что мне не стоило этого делать, поскольку я

не выношу отсталые народы, всяких там  папуасов и бушменов! Они такие тупые!

На  самом  деле  на  изучение  человека  как   животного  меня  подвигло  то

обстоятельство, что  моя жена  Джейн Мэри Кокс  Воннегут,  впоследствии и до

самой  смерти Джейн Мэри Кокс Ярмолинская,  родила мальчика  по имени  Марк.

Стала ощущаться острая нужда в бабках.

     Сама Джейн, член ФБК из Свартмора, была аспиранткой на кафедре русского

языка и литературы в том же  университете. Она забеременела и решила бросить

учебу. Мы пошли к заведующему кафедрой. Я помню, мы нашли  его в библиотеке,

и  Джейн  сказала  этому  меланхолику,  сбежавшему   в  Америку  от   ужасов

сталинизма, что она уходит с кафедры, поскольку ее угораздило залететь.

     Я  никогда  не  забуду,  что  он  ответил  Джейн: "Дорогая  моя  миссис

Воннегут, беременность -- это не конец жизни, а, наоборот, начало".

     Однако я  не об  этом. Я вот о  чем. Я записался на  какой-то курс,  по