этой неприятной истине я убедился  на балете "Лебединое озеро" в Королевском

балетном театре в Лондоне.  Я пошел на балет вместе с моей дочерью Нэнни, ей

тогда было лет шестнадцать. Сейчас, летом 1996 года, ей сорок один. Ого! Так

это было двадцать пять лет назад!

     Так вот, по  ходу  действия  одна балерина протанцевала  на  пуантах  к

кулисам. Так  должно было быть по сюжету. Но едва она скрылась за  кулисами,

как раздался звук, как будто она надела  на  ногу железное ведро и начала  в

нем спускаться по железной лестнице.

     Я заржал как лошадь.

     Весь остальной зал хранил гробовое молчание.

     Похожий   случай   произошел  на   концерте   Симфонического   оркестра

Индианаполиса. Я тогда  был ребенком. Случай произошел не со мной,  смеяться

тоже никто не смеялся. Оркестр играл одну вещь, где в одной из частей музыка

должна была становиться все громче и громче, а потом неожиданно замолчать.

     Так  вот, со  мной  на одном ряду  сидела  одна женщина.  Пока  длилось

крещендо, она  что-то говорила своей подруге. Поскольку  музыка  становилась

все громче и громче,  ей  тоже  приходилось говорить  все  громче  и громче.

Музыка замолчала. И раздался женский крик: "А Я ЖАРЮ НА МАСЛЕ!"