улицей, в  целом мире были  единицы таких, как он. И его в отличие от многих

других сей факт весьма  заинтересовал. Всем остальным было плевать -- десять

лет повторения ошибок, неудач и пирровых побед убедили их, по словам Траута,

"что можно с прибором положить  на настоящее вместе с будущим". Впоследствии

это явление назовут посткатаклизменной апатией, или ПКА.

     Траут провел опыт, который многие из нас  пытались провести сразу после

катаклизма.  Он  начал  специально   во   весь  голос   выкрикивать   разные

бессмысленные слова, вроде  "трам-тарарам-пам-пам, дзинь-дзинь, ля-ля-ля"  и

так далее. Все мы  пытались произносить такие  слова в  1991 году,  куда нас

отбросил катаклизм, пытаясь убедить себя, что мы  все  еще можем  говорить и

делать,  что  хотим, если очень  постараемся. Естественно, у  нас  ничего не

выходило. Но  когда  "подарочный червонец"  закончился,  Трауту без малейших

трудностей удалось сказать "синяя двухфокусная норка".

     Легко!

     В Европе, Азии и Африке в  момент окончания "подарочного червонца" была

ночь. Большинство  народа спало  и  сидело  в барах. Не  так уж много  людей