29

     Мне   тоже   посчастливилось   перескочить  из  мира  дежа-вю   в   мир

неограниченных  возможностей  так,  что  я  этого  не  заметил.  Посторонний

наблюдатель мог бы сказать, что я воспользовался свободой воли сразу же, как

это стало возможным. А  было вот что:  за секунду  до катаклизма я опрокинул

чашку очень горячего куриного бульона себе на  колени, выпрыгнул из кресла и

руками стал стряхивать со своих брюк капли горяченного супа и лапшу.  Тем же

самым я занимался и когда "подарочный червонец" закончился.

     Когда  меня  снова взяла  за  жабры  свобода  воли,  я просто продолжил

счищать с себя суп, пока он  не  просочился сквозь  брюки и  не  обжег меня.

Траут возразил, и он  был  абсолютно  прав,  заявив, что  мои  действия были

рефлекторными и не заслуживали называться проявлениями свободы воли.

     "Если бы ты подумал, -- сказал  он, -- то просто спустил бы штаны, ведь

они  и так уже испачканы супом. А так их сколько ни отряхивай, суп все равно

просочится сквозь ткань".

x x x

     Траут, конечно, был одним  из первых, кого свобода  воли снова взяла за

жабры.  Первенство его  не  ограничивалось  чертпоберикакаяжеэтоглушь  155-й