опасным. Он управлял обыкновенной шариковой ручкой. Когда свобода воли снова

взяла всех за жабры, он просто продолжил писать. Он закончил рассказ. Крылья

сюжета,  стремившегося  к  концу, перенесли  своего  автора  через  то,  что

большинству из нас показалось разверзшейся пропастью.

     Только после завершения неотложного дела по написанию рассказа у Траута

появилась  возможность осознать,  что происходит  в  окружающем  мире,  или,

точнее,  Вселенной -- если, конечно, в  ней что-то происходит.  Как человек,

живущий  вне  культуры  и  общества, он  находился в  уникальном  положении:

практически  к  любой ситуации  он мог  применить  Бритву  Оккама  или, если

хотите,  закон  экономии.  Помните, как он звучит? Правильно:  самое простое

объяснение  феномена  в  девяти случаях из десяти будет ближе к истине,  чем

надуманное.

     Итак, по  указанной причине пользующиеся  все общим  уважением мнения о

том,  что такое жизнь, что может и что не может происходить  во  Вселенной и

так далее,  никак не влияли на размышления Траута о том,  как же ему удалось

закончить  рассказ при том, что ему  так  долго  мешали.  И  поэтому  старый